Загрузка...

Стюардесса Надя Курченко

0 7

Информация ТАСС об угоне советского пассажирского самолета в Турцию облетела мир за считаные минуты. Члены экипажа ранены, бортпроводница убита. Самолет совершил аварийную посадку в Трабзоне. В тот же день я был командирован в Сухуми и оказался единственным журналистом на месте ЧП.

Стюардесса Надя Курченко

Надя Курченко… Небеса мира еще не были так зримо забрызганы кровью — это был первый удар колокола. Фото: Ираклий Чохонелидзе / Фотохроника ТАСС

Стало ясно, как девушка погибла. С двумя пулевыми ранениями в бедро и грудь она до последней секунды сознания сражалась с двумя бандитами, которые рвались в пилотскую кабину. Ни тогда, ни позже, ни одним словом не было публично объяснено, почему нападение стало возможным. Но жизнь всегда короче правды. Все, что я узнавал о Наде в разговорах с летным составом аэропорта, тут же передавал в Москву.

Мать Нади, Генриетту Ивановну, разыскали в Удмуртии: выезжайте в Сухуми. До Москвы она добиралась поездом. В купе две девушки впервые приковали ее внимание разговорами о драме над Черным морем, о гибели бортпроводницы. Но фамилии Нади не произносили. Сердце матери обожгло слово «бортпроводница». Но в Москве, по дороге с железнодорожного вокзала во Внуково, откуда мать должна была вылетать в Сухуми, молодой таксист увидел: с его пассажиркой что-то неладно. Парень сказал: «Что вы, мамаша, так мучаетесь. У других вот горе посильней. Девчонке не было и 20, Наде Курченко, прямо в самолете убили». И протянул Генриетте Ивановне «Комсомолку» — газету с фотографией дочери и репортажем, отдиктованным мной из Сухуми.

…Десятки тысяч людей вышли на улицы Сухуми. Утопающий в цветах и лучах солнца гроб с Надей стоял на площадке у драматического театра. Самолеты поднимались с аэродрома, покачивали над городом крыльями в знак скорби и уходили в рейс. Я был рядом с гробом, поддерживал под руку Генриетту Ивановну. Материнская боль — это охваченное огнем дерево. Резонанс сухумского репортажа о хайджекинге был ошеломляющим. Небеса мира еще не были так зримо забрызганы кровью — это был первый удар колокола.

Надежда и террористы Текст: Иван Петров Первый в СССР состоявшийся угон воздушного судна за рубеж произошел 15 октября 1970 года. В тот день двое террористов — отец и сын из Литвы — захватили пассажирский самолет и вынудили экипаж посадить его в Турции. Также впервые в истории советских авиаперевозок во время того полета погиб член экипажа — 19-летняя бортпроводница Надежда Курченко. После трагедии были резко ужесточены меры авиационной безопасности: в аэропортах начали досматривать багаж пассажиров, а пилотов и бортпроводниц инструктировать, как вести себя при захвате самолета.

До этого же попасть на борт самолета «Аэрофлота» было не сложнее, чем в троллейбус или трамвай. Никаких досмотров и рамок металлоискателей в то время не было, и пронести в салон оружие и взрывчатку не составляло труда. Этим и воспользовались угонщики.

15 октября 1970 года был обычный рейс Сухуми-Краснодар с посадкой в Батуми. На борту 46 пассажиров, в числе которых 17 женщин и 4-летний ребенок, а также 5 членов экипажа. Время полета до Батуми всего полчаса. Спустя 10 минут после взлета мужчина и подросток, сидевшие в самом первом ряду сразу за кабиной пилотов, подозвали бортпроводницу и, показав ей оружие, приказали передать записку пилотам с требованием лететь в Турцию. Надежда Курченко отказалась выполнять требование террористов. Она закричала «нападение» и попыталась преградить террористам путь к кабине пилотов, но была убита первым же выстрелом.

Затем в салоне и в кабине пилотов началась беспорядочная пальба — всего было произведено 24 выстрела. Тяжелые ранения получили командир самолета Георгий Чахракия (пуля ранила позвоночник) и штурман Валерий Фадеев. Пулю в грудь получил бортмеханик Оганес Бабаян, уцелел лишь второй пилот Сулико Шавидзе. Израненный экипаж сумел посадить самолет в турецком городе Трабзон, до которого хватило горючего.

Захватчиками оказались Пранас и Альгирдас Бразинскасы. Бывший заведующий магазина 46-летний Пранас был ранее судим в Вильнюсе за хищения. Его сыну Альгирдасу на момент теракта было всего 15 лет. Они были вооружены пистолетами и охотничьим ружьем, на груди старшего захватчика висела граната. Во время полета старший Бразинскас контролировал пилотов в кабине, а сын с обрезом следил за пассажирами в салоне.

После приземления самолёта Бразинскасы были арестованы турецкими властями. Раненым членам экипажа была оказана медицинская помощь, пассажиры были оперативно возвращены в СССР. Чуть позднее турецкие власти передали тело погибшей бортпроводницы, раненых пилотов и самолёт. Кстати, на предложение остаться в Турции все пассажиры и члены экипажа ответили отказом. Вернуть же на родину террористов Бразинскасов турки отказались, решив сами судить их.

Согласно воспоминаниями советских дипломатов, активную деятельность, чтобы не допустить выдачи Бразинскасов из Турции в СССР, сразу развили США. В переговорном процессе участвовал даже сенаторы и члены палаты представителей США.

Старший Бразинскас объявил себя участником «литовского сопротивления», которому грозит в СССР смертная казнь. На суде он уверял, что в воздухе был вынужден вступить в перестрелку с двумя агентами КГБ, которых они с сыном убили.

Никаких досмотров и рамок металлоискателей в то время не было, поэтому пронести в салон оружие было нетрудно

Турецкий суд оказался снисходителен, определив отцу наказание в 8 лет тюрьмы, а сына приговорил к 2 годам заключения как несовершеннолетнего. Через 4 года старший Бразинскас вышел на свободу по амнистии. Отец с сыном перебрались из Турции в Южную Америку, а оттуда — в США, где их взяла под опеку местная литовская диаспора. Мужчины сменили имена: младший стал Альбертом Виктором Уайтом, а старший называл себя Фрэнком. В 1983 году они получили американское гражданство. Они подрабатывали малярными работами, подторговывали оружием, занимались мелкой торговлей.

Стюардесса Надя Курченко

Погибшей стюардессе Надежде Курченко поставили памятник в Сухуми и назвали парк в ее честь. Фото: РИА Новости

Советские власти пытались вернуть бандитов на родину, но, увы, безуспешно. В 1982 году госдепартамент США объявил, что просьба отца и сына Бразинскасов о предоставлении им политического убежища была отклонена и они выдворены из США. Однако на запрос советских властей, куда и когда они были выдворены, американская федеральная служба иммиграции и натурализации ответа так и не дала. На самом деле Пранас Бразинскас с сыном получили документы на новые имена и поселились в калифорнийском городе Санта-Моника.

5 февраля 2002 года 46-летний Альгирдас убил своего 77-летнего отца после очередной ссоры. На суде выяснилось, что погибший до последних дней боялся мести тайных советских агентов. Из-за этого у него бывали вспышки неадекватного поведения. В его доме было много оружия, которым он нередко угрожал соседям. Несколько раз он даже с пистолетом в руке приводил в полицейский участок «агентов КГБ» — на самом деле обычных прохожих, чем-то не приглянувшихся ему на улице. В свой последний день Пранас направил пистолет на сына, увидев уже в нем агента из СССР. Тот в ответ ударил его 8 раз гантелью по голове. При этом полицию убийца вызвал только через сутки. В итоге за преднамеренное убийство Альгирдасу дали 16 лет.

«Именно после этого теракта была усилена безопасность на воздушных судах, и тогда впервые была предпринята попытка сопровождения пассажирских самолетов сотрудниками правоохранительных органов, которые сидели под видом пассажиров, — прокомментировал «РГ» член высшего совета движения «Сильная Россия», генерал-майор ФСБ в запасе Александр Михайлов. — Правда, это ничего не дало, и быстро эта мера умерла. Потому что в условиях замкнутого пространства проводить операцию в отношении вооруженных преступников смертельно опасно».

Впоследствии же, по словам эксперта, также появились ограничения на провоз багажа, стал осуществляться в аэропортах досмотр, продавать авиабилеты начали по паспортам, а на самолетах усилили двери кабин экипажей и установили в них «глазки». «Но надо сказать, что основные меры по усилению режима авиационной безопасности были все-таки введены уже в 2000-х годах. После серии терактов», — уточнил Александр Михайлов.

«Стоит отметить, что за историю нашей авиации было совершено порядка 200 угонов и терактов. При этом более 500 было предотвращено — на стадии замысла. То есть, преступники были взяты еще до того, как поднялись на борт самолета», — добавил генерал ФСБ.

Источник

Уважаемые читатели! Подписывайтесь на нас в Твиттере, Вконтакте, Одноклассниках или Facebook.
Загрузка...
Вам также могут понравиться
Загрузка...